Космические мотивы в поэзии Михаила Светлова (доклад А.А. Малиновского, 21.06.2014) — различия между версиями

Материал из Н.Ф. Федоров
Перейти к: навигация, поиск
 
(не показаны 2 промежуточные версии этого же участника)
Строка 11: Строка 11:
 
  |Рамка =
 
  |Рамка =
 
  |Ссылка =
 
  |Ссылка =
  |Заголовок =О статье Александра Малиновского
+
  |Заголовок =О статье и докладе Александра Малиновского
 
  |Шрифт_заголовка =
 
  |Шрифт_заголовка =
 
  |Наклон_заголовка =
 
  |Наклон_заголовка =
Строка 23: Строка 23:
 
  |Стиль_текста =
 
  |Стиль_текста =
 
}}
 
}}
<br>
 
 
Чтение статьи приносит большое филологическое удовольствие: это чуткий, тонкий разбор небесных образов и мотивов светловской поэзии, улавливающий и прослеживающий всякий оттенок поэтического смысла, ярко и полно представляя авторскую вселенную, которой узки рамки не только комсомольской, пролетарской темы, но и целого земного шара.  
 
Чтение статьи приносит большое филологическое удовольствие: это чуткий, тонкий разбор небесных образов и мотивов светловской поэзии, улавливающий и прослеживающий всякий оттенок поэтического смысла, ярко и полно представляя авторскую вселенную, которой узки рамки не только комсомольской, пролетарской темы, но и целого земного шара.  
  
Строка 32: Строка 31:
 
Это ощущение целой вселенной как целины, родной, парующей земли исключительно свойственно также и Светлову. Крайние точки невероятных пространственных осей, наведенных в его стихах, – Харьков и Гренада, Могилев и Меркурий символически уравнены хозяйским отношением поэта, «хозяйским» не в смысле гордынного антропоцентризма, а в значении взятой, обетованной ответственности. Читая светловские «Гренаду», «Рабфаковку», «Хлеб», «В разведке», «Песню», «Песню летчицы», «Голоса» и т.д., переживая полноту места и времени, заключенную в этих стихах, начинаешь лучше понимать и чувствовать прошедший век, его связи и дерзновения, а заодно с этим и федоровскую идею книги как соединяющего и нетленного звена между бывшим, настоящим и будущим.
 
Это ощущение целой вселенной как целины, родной, парующей земли исключительно свойственно также и Светлову. Крайние точки невероятных пространственных осей, наведенных в его стихах, – Харьков и Гренада, Могилев и Меркурий символически уравнены хозяйским отношением поэта, «хозяйским» не в смысле гордынного антропоцентризма, а в значении взятой, обетованной ответственности. Читая светловские «Гренаду», «Рабфаковку», «Хлеб», «В разведке», «Песню», «Песню летчицы», «Голоса» и т.д., переживая полноту места и времени, заключенную в этих стихах, начинаешь лучше понимать и чувствовать прошедший век, его связи и дерзновения, а заодно с этим и федоровскую идею книги как соединяющего и нетленного звена между бывшим, настоящим и будущим.
 
{{Конец скрытого блока}}
 
{{Конец скрытого блока}}
 
+
<br>
 
<center>{{#widget:YouTube|id=ky50l0KzlzM|width=356px|height=300px}}
 
<center>{{#widget:YouTube|id=ky50l0KzlzM|width=356px|height=300px}}
 
'''Михаил Светлов. «Советские старики»'''
 
'''Михаил Светлов. «Советские старики»'''

Текущая версия на 19:58, 23 июня 2014

21 июня 2014 г. 2 13.00 в Музее-библиотеке Н.Ф. Федорова был заслушан доклад А.А. Малиновского «Космические мотивы в поэзии Михаила Светлова»

Михаила Светлова [4(17).6.1903 -28.9.1964 ] ныне вспоминают редко. Обычно - или как комсомольского поэта, или как блестящего остроумца. Многие грани его мировоззрения, как и неразрешённые загадки иных его произведений, остаются при этом в тени.

В своем докладе Александр Малиновский, исследователь творчества М.А. Светлова и поэтов его круга, постарается частично исправить это положение, рассказав о космическом мироощущении автора "Гренады" и "Песни о Каховке".

Оказывается, поэтический гений Светлова уносил его ничуть не ниже Лермонтовского, который за 120 лет до полета Гагарина в космос открыл миру, что "спит земля в сияньи голубом". На счету Светлова также есть поэтические космические открытия позже подтвержденные точным знанием.


{{#widget:YouTube|id=ky50l0KzlzM|width=356px|height=300px}}

Михаил Светлов. «Советские старики»


Собачка


Летит собачка по вселенной,
Хозяин на земле живет.
Совсем простой, обыкновенной
Она отправилась в полет.

Пред ней созвездья запестрели,
Галактика — ее семья...
Она летит с научной целью —
Собачка милая моя.

Миров широкие объятья
Пред ней распахнуты вдали...
Ей, дорогой, готов отдать я
Всю колбасу со всей земли.

Принадлежа к простым породам,
В немыслимое бытие
Летит собачка... Кислородом
Мы обеспечили ее.
И вот пошла грызня и драка,
И лай на много голосов —
Обыкновенная собака
Гостит в созвездье Гончих Псов.
Скажи: «Гав-гав!» Скажи, родная!
И это будет позывная.

Какая в небесах погода?
Как поживает звезд семья?
В развернутые небосводы
Должна лететь не ты, а я!..
Она летит все выше, выше,
Сквозь космос и сквозь зодиак,
Ей кажется — она все слышит
Далекий лай земных собак.

В нем — океан очарованья!
Вот он совсем заглох, отстал.
Такое в жизни расставанье
И человек не испытал!
За деревенским палисадом
Собак ночной, протяжный вой...
А что ей выть? Она ведь рядом
Вот с этой самою луной!

О, сколько их в полночном мраке,
Таинственных небесных тел...
Грустит хозяин без собаки,
Как будто он осиротел.


Михаил Светлов, 1957